Я маленький. Я там. Я плачу, а они не приходят.

И теперь…
Я буду на них злиться. Я буду обижаться. Я буду винить. Я буду стыдиться.

Они недолюбили меня. Они недожалели. Они недокачали. Они!

Они всему виной!

Я никогда не прощу обиды.
Они!

Я никогда не остановлю свою злость.
Они!

Я никогда не отпущу свою грусть.
Они!

Я никогда не обернусь назад и не увижу, что и их тоже из поколения в поколение рожали и растили раненные, несведущие, сражающиеся, голодающие, трясущиеся от страха и холода неидеальные люди.

Я маленький. Я там. Я плачу, а они не приходят.

И я передам эту боль, эту обиду, эту вину, этот стыд моим детям. Они передадут своим. И этот круг никогда не разомкнётся.


А может быть, я остановлюсь, выдохну и пойму, что детство кончилось?
Я обернусь назад.
Взгляну на них.

И я замечу, что они уже сотню раз попросили у меня прощения.
Я замечу, что они дали мне то, что у них было, ту любовь, на которую они были способны. Большего им неоткуда было взять, потому что и их тоже недолюбили, недожалели, недокачали.

И я не буду на них злиться. Не буду обижаться. Не буду винить. Не буду стыдиться.

Я не передам эту боль моим детям.
И этот круг разомкнётся.